Previous Entry Share Next Entry
Цукини 1.03. Первое поколение. Ньокка.
ida
hannadarzy wrote in sims2_and_more




Вопреки ожиданиям Безумного Дрища, она не зарыдала от восторга, когда услышала о своем необыкновенном сходстве с его покойной мамочкой. Ньокка смерила его оценивающим взглядом, и поскольку с детства отличалась благоразумием, не стала отталкивать несуразное существо, - кто знает, вдруг ему в наследство от мамочки достался большой дом со множеством статуй и фонтанов? Даже если и не достался, пригодится хотя бы в качестве друга семьи...



Ньокка поведала ему скорбную историю своей жизни (разумеется, подкорректированную ее версию), которую долгими ночами репетировала перед зеркалом в пустом спортзале. Она рассказала ему о голодном детстве, трудностях пубертатного периода и нищей юности; о проклятии старого китайца и о сегодняшнем своем жалком существовании... О программе защиты свидетелей она умолчала, впрочем, как и о кое-каких несущественных мелочах, которые могли бы, не приведи, господи, смазать благоприятное впечатление.

- ... по ночам мне снится, что я бреду вдоль огромной каменной стены, - соловьем заливалась Ньокка, - ноги мои слабеют и подкашиваются, а стена все не кончается, я падаю, цепляясь за холодные камни, и умираю...



- Это Великая Китайская Стена, - радостно закивал Безумный Дрищ. - В следующий раз, когда она тебе приснится, не будь дурой, не ходи вдоль нее, она жутко длинная! Отрывайся и беги в сторону, там столько всего интересного!
- Ты был в Китае? - с подозрением в голосе спросила Ньокка.
- Нет-нет-нет, я просто видел одну передачу по "Дискавери"! - запротестовал Юджин - так звали в миру Безумного Дрища. - Был в Китае, надо же... и как тебе только такое в голову пришло?



Юджин оказался довольно интересным собеседником - они битых два часа перемывали косточки горожанам, и под конец разговора Ньокка уже так хорошо разбиралась в хитросплетениях родственных связей местных жителей, что ей и самой казалось, будто она здесь родилась и выросла. Под конец Юджин разошелся настолько, что рассказал ей даже "Легенду о Голубом Динозавре", настолько же смешную, насколько и непристойную, и в какой-то момент Ньокка с удивлением поймала себя на том, что безудержно хихикает, воображая персонажей этой легенды в действии...



В тот вечер она рано легла спать. Изо всех сил стиснула веки, не обращая внимания на кривоногую девицу, которая практиковалась на ней в умении фотографировать горизонтально лежащую звезды, и заснула практически сразу.



Ночь выдалась урожайная. Ньокка давно положила глаз на красную машинку, стоящую в открытом гараже дома на окраине, и удача пошла ей навстречу, она не встретила ни единой души ни по дороге к ней, ни возле дома.



На обратном пути, уже возвращаясь в спортзал, она свернула на короткую улочку, ведущую к музею - и да, это определенно была ее ночь...



Она точно знала, что это бесполое бронзовое чудовище стоило неплохих денег.
- А ведь глянешь, вздрогнешь и не подумаешь, - пробормотала Ньокка, покачав головой.
Эту ночь она провела в музее, где полы оказались с подогревом, а из окна открывался вид на оставшиеся во дворе скульптуры и больницу.



Определенно, это работы художников-абстракционистов, которыми музей кишмя кишел, навевали извращенные желания и мысли...

 

 

При одной мысли о том, чтобы поцеловать человека, которого радует ее сходство с покойной мамочкой, Ньокку передернуло. Нет, она бы, пожалуй, купила и плиту, если бы куратор из ФБР не взял с нее подписку о том, что она ничего и никогда, под страхом смерти, не станет покупать в местных магазинах, ни за наличные, ни по кредитке, - которой у нее, впрочем, так и так не было. Для счастья сегодня ей вполне было достаточно того, что она в состоянии заплатить по счетам...



Собирая яблоки в парке, она одним глазом косилась на порхающих там и сям бабочек, а другим - на пруд, где плескались золотые рыбки, и проводила в уме сложные подсчеты - сколько яблок можно будет собрать с одного дерева, если ей удастся его вырастить на своем лугу, и имеет ли смысл заморачиваться с определением бабочек по научным книжкам, и стоит ли тратить на наживку драгоценные яблоки...



Ньокка сразу поняла, что это не облачко зависло над головой. Шестое чувство не просто подсказало ей, что пора удирать, оно завизжало истерически, укусило ее за мягкое место и забилось в истерике, дрыгая ногами.



Ньокка бросилась бежать, по инерции проскочив мимо ратуши и спортзала, где пыхтели на беговых дорожках те, кому еще никогда в жизни не приходилось бегать от падающего метеорита.



На бегу она заметила кого-то из горожан, с перекошенным лицом всматривающимся в небо, и успела подумать - о нет, благодарю, я не хотела бы это увидеть ни за какие сокровища мира...



А потом земля содрогнулась, и стена дыма скрыла от нее парк вместе со всеми, кто там находился.



- Это очень глустная песенка, но голос должен идти ввелх, потому что надежда не умилает, - объясняла маленькая китайская женщина, - и луку тоже надо поднять ввелх, с отклытой ладонью, как будто делжишь на ней своя селдце...



Ньокка послушно кивала и выводила все рулады, на которых настаивала китаянка, хотя так и не поняла толком, что произошло с героиней песни - она ли утонула в собственных слезах или ее луноликий возлюбленный, или все населения Китая, которое одновременно слушало эту песню и плакало навзрыд...



Жизнь ее в городке постепенно налаживалась, и до первого пункта Великого Плана по Выживанию, озаглавленного "Мне нужна крыша над головой", оставалось не так уж и много.



Ньокка по-прежнему питалась бесплатными продуктами из холодильника, а по вечерам играла на гитаре, и радовалась, как дитя малое, если среди присутствующих находился хоть один человек, кому нравилось ее слушать.



- Боже, боже, - каждый вечер брюзжала известная писательница Анна Салливан, - доколе это будет продолжаться?
И каждый вечер находился кто-нибудь из добросердечных горожан, кому не лень было напомнить Анне о том, что ее собственная бабка Эми когда-то не считала зазорным жить под открытым небом с толпой детей мал мала меньше, а Анна в ответ кричала: "Вот и пусть отправляется в чисто поле вместе со всеми своими блохами и прочей заразой!". Так начинался ежевечерний скандал в спортзале, а Ньокка, неслышно поскрипывая зубами, делала вид, что спит, и иногда ей действительно удавалось заснуть.



Каждую ночь она отправлялась на пробежку вдоль берега, и не бывало такого, чтобы она вернулась с пустыми руками.



Красные машинки пользовались особой популярностью в тот год среди жителей Плизантвью; но ей было без разницы, какого они цвета: ведь там, куда они попадали, их успешно перекрашивали.



А из уродливых мраморных фонтанов, как объяснил ей Юджин, вырезали кудрявых кладбищенских ангелочков и пресс-папье, и сказав себе, что она помогает этому миру стать красивее, Ньокка вздохнула с облегчением.



Дважды ей удавалось убежать из-под метеоритов, и оба раза без особых проблем, потому что, как бы она ни уставала, она не ленилась перейти с шага на бег и никогда не убеждала себя в том, что "это просто облако закрыло луну".



Ее лучший друг Юджин уже несколько раз делал недвусмысленные намеки, но Ньокке достаточно было вспомнить фразу "как вы похожи на мою мамочку!", чтобы желание сходить с Безумным Дрищом в театр исчезло без следа.



Тем не менее, они с Юджином подружились - если можно было назвать дружбой ни к чему не обязывающую болтовню и общие деловые проблемы. Во всяком случае, жену Юджина, пухленькую рыжеволосую Тамру, их дружба ничуть не смущало - она была слишком занята, чтобы обращать внимание на подобные мелочи.



Иногда, правда, Юджину и его друзьям случалось перегнуть палку, но познакомившись с горожанами поближе, Ньокка их за это не винила...

  

 

- А, "Красный цветок"! - засмеялся Юджин, когда Ньокка дозрела до того, чтобы поделиться с ним опасениями, связанными с будущей жизнью в новом доме, - я знаю, что это такое, моя мамочка тоже была из секты огнепоклонников... Сколько пожаров мы потушили с сестрами в детстве! Если бы нам давали по медали за каждый, я бы вставил себе золотые зубы в два ряда. Вот что я тебе скажу - с любым камином можно договориться, если у тебя руки растут правильно, и мой тебе совет, начни с ремонта сантехники...



Чего-чего, а засорившихся раковин и унитазов в спортзале хватало. Помахивая разводным ключом, Ньокка взялась за дело, и к вечеру отремонтировала свою первую раковину...

Сакраментальная новость о смерти местного криминального лидера появилась в газетах на следующий день.

 

Судорожно припоминая, не перекрыла ли она где-нибудь трубу, вода из которой могла хлестануть с такой силой, что убила несчастного, Ньокка поняла, что без книжки по основам сантехники совесть не позволит ей продолжать практическое обучение...



Демарко Салливан собственной персоной сидел там, погрузившись в изучение концепции носков от античности до наших дней; и черные спортивные штаны в белую полоску были на нем.



Размышляя рассеянно о том, единственная ли это его одежда или следствие того, что он был зеброй в прошлой жизни, Ньокка поздоровалась.



Она взвесила все "за" и "против" прогулки в театр, и счет оказался 3:0, ибо "за" было две причины, отсутствие у Демарко мамочки, похожей на нее, отсутствие жены и его красивые глаза, а против - вообще ни одной.





Краем глаза она заметила, как Тамра Доу, жена Юджина, заинтересованно встает на цыпочки, чтобы лучше было видно, и прислушивается к их разговору.



- Ни в коем случае! - завопил, предусмотрительно оглянувшись, Демарко Салливан, и добавил страшным шепотом - Не здесь и не сейчас!



"... тактично отказался от предложения известной городской личности", - быстро записывала в своем блокнотике Тамра, и лукавая улыбка играла на устах ея. Статья, полная сенсационных разоблачений, была почти завершена.



 

 

Перечитав утреннюю газету, Ньокка тяжело вздохнула. А ей так понравились его зеленые глаза...



И жизнь ее потянулась по-прежнему, среди статуй, фонтанов и редких вспышек пламени на ночном небосклоне...



Горожане привыкли к ней и уже не удивлялись, увидев ее на пороге.
- Чиню неисправную сантехнику, поднимаю настроение игрой на гитаре! - с радостной улыбкой говорила Ньокка. И брала свой любимый блатной аккорд.



И пусть не все были довольны результатами ее работы, ей то и дело удавалось прихватить для обустройства своего будущего дома то надувную раковину, то складную душевую кабинку...





Ей уже почти удалось выбросить из головы Демарко Салливана вместе с его зелеными глазами, молодой женой и специфическими способами заработать на жизнь, или она считала, что ей это удалось - когда однажды вечером, по дороге в спортзал она не решила заглянуть на детскую площадку.



- Ты неправильно меня поняла, - торопливо шептал Демарко Салливан, оглядываясь по сторонам, - в тот раз нас снимали скрытой камерой...
- Бежим! - крикнула Ньокка, но было поздно.



Огненный шар пронесся по небу, задрожала земля, и убегающая Ньокка с ужасом подумала, что в этот самый момент, если бы она продолжала выслушивать извинения Демарко Салливана, они оба могли бы оказаться в том самом домике на дереве, который пылал сейчас так, что ночь казалась ясным днем...



Только добежав до спортзала и выслушав последние известия, Ньокка перевела дух. С одной стороны, ей было так жаль бедняжку Маракуйю Дей... но ведь на ее месте могла оказаться и она сама, и Демарко Салливан.







А ей совсем не хотелось умирать. Больше того, только теперь Ньокка почувствовала вкус к жизни. У нее появились большие планы, и смерть в них не входила - по крайней мере, не в ближайшие несколько десятков лет...



 


  • 1
Очень мне нравится, как метеориты падают ночью на город. Красотища!

Демарко продолжает зажигать вовсю, и не зря он Казанова. Маракуйю жалко ваще :( Она несчастливая симка - у меня по первости вообще с города пропала, приходилось хаком возвращать, как потерянного сима. У тебя ее прибило.

Понравилась ехидна-Тамра. Может, она не репортаж готовила, а Юджину потом отчиталась, авось у того страсть к Ньокке пропадет?:)

Жаль только, они быстро падают... пока чиркают по небу, очень красиво, а "гриб" уже не так эффектно выглядит.
Маракуйю жалко до ужасти, еще хорошо, двойняшек успела родить. Колоритная девушка была... да и Кокосег тоже как-то неожиданно тогось. Теперь только на потомков надежда...
Ой, у Тамры такая мордаха была счастливая, пока она фотила-записывала, не удивлюсь, если к Юджину сразу докладывать и побежала!

А Спенсер-то как отжигает! И при этом Анна еще лекции читает Ньокке! Поразительно!

Дооо, они все немножко видоизменились с новой версией мода, я сама не ожидала))).

Хочу-хочу-хочу:)))

Ничего, авось к моменту выхода живности уже с компом будешь...

Демарко, получается, спасся? Я так рада! Жду! Похода в театр, или в Ратушу, в Научный институт тоже можно... :D

У тебя в одном из первых сообщений ссылка была, (я, правда, не вникала :D), что с общественных участков воровать нельзя. А Ньокке удалось ограбить музей! Она молодец!

А у Безумного Дрища в моей реальности тоже рыжая жена :D
http://serena-legasy.livejournal.com/4533.html#cutid1

Спасся! я уже к тому моменту морально готова была к выходу без сохранения и второму камину в доме...
О! В Научный институт тоже можно?... я читала где-то, что и на стадион тоже можно заглянуть не только для того, чтобы игру посмотреть, но на практике еще не проверяла...
Так с общественных участков теперь можно воровать только то, что не под крышей :(. По-моему, все-таки после "Мира приключений", точнее, после патча какого-то это пришло. До него можно было просто сходить семьей в музей, повынести все свои же дорогущие картины, клетчатую статую Венеры, или в спортзале душей-ванн натырить, а теперь фиг... А с тем декором, который на улице перед музеем стоит, - это вопрос везения, напротив-то больница, там редко когда не тусят переживающие за рожениц папашки...
Ага, пошла про жену Юджина читать!

Ага, в институте можно, в испытательной камере :D
Еще на киностудии можно :)
А про стадион я не знала, не ходим мы туда. Надо проверить :)

О, ну все, настало для города незабываемое время!

  • 1
?

Log in